«Если мы и в самом деле живём в матрице, то как отсюда выбраться?»


мы живем в матрице

Более того, в физическом мире квантового мира просто не может быть. Однако ученые говорят, что считать, что квантовые состояния не существуют, — это как «не обращать внимания на вон того человека за занавеской». Квантовый мир — это не «матрица», в которой другой мир, https://tlap.com/forum/ создавший наш, будет физическим. Это не человеческая фантазия, поскольку эта виртуальность была задолго до того, как появился человек. Квантовый мир — это и есть настоящая реальность, которая, как предполагают ученые, породила фантом в виде нашего физического мира.

Как бы иногда ни хотелось убедить себя в обратном, всю свою жизнь мы только верим, ради удобства принимая за реальность то, что видим вокруг себя. Но, увы, на вопрос о реальности (или нереальности) нашего мира человечество так никогда и не найдет ответа. https://investforum.ru/ Но Вачовски стремились к новаторству во всем, стараясь создать не только красивое, но и провокационное, наполненное глубоким смыслом кино. Фильм о нереальности привычного мира старались снять с наименьшим влиянием гендерных и культурных стереотипов.

Следовательно, когда компьютер подвисает, не успевая обрабатывать большие потоки информации, игровое время также немного замедляется. В объективной реальности этот мысленный эксперимент кажется невозможным. Но ученые не были бы учеными, если бы ограничились лишь абстрактными математическими расчетами.

Так что такие явления, как любовь, истина, семья, которые важны для многих героев «Матрицы», не могут существовать вне нашей культуры, нашей «матрицы» — и они настолько реальны, насколько мы, люди, считаем их реальными (но не больше). В каком-то смысле так оно и есть, ведь наши представления о престижной работе или любви — социальные конструкты, целая совокупность необходимых признаков, https://admiralmarkets.com/ru/education/articles/forex-analysis/russkie-forumi эмоций и действий, собранные в нашей культуре в одном понятии. И в каждой культуре под такими «самоочевидными» понятиями понимается разное. Но ведь по сути Вачовски показали это пересечение, даже если оно осталось незамеченным для многих критиков. Когда дело касается таких вопросов, мы часто вступаем в спор, забывая, что не в силах доказать ничего — кроме факта своего мышления.

Как известно, все программы матрицы созданы с определенной целью, а те программы, которые не справляются с этой целью, — удаляются. Например, цель Агентов — бороться с угрозой для системы, https://www.google.com/search?q=мы живем в матрице в том числе со свободными людьми, которые ей противостоят. Если Агент был побежден (как Смит в конце первого фильма), он должен вернуться в источник главного компьютера и быть уничтожен.

Но действительно ли им так уж были необходимы такие батарейки? Использование людей для получения энергии и тепла не очень целесообразно, когда у тебя есть доступ к атомной энергии — а как мы знаем (благодаря Морфеусу), у машин этот доступ был. Кроме того, убрав с дороги людей, машины могли не только построить больше атомных электростанций, но снова открыть для себя небо. Во всяком случае в конечном счете машины оказались гуманнее людей.

Но люди ведь действительно неидеальные существа с неидеальной психикой, живущие в неидеальном мире. Принять это несовершенство гораздо важнее, чем стремиться к некой абстрактной и недостижимой идеальности. Важно заметить, что тема неидеальности людей, как и тема веры, раскрывается в «Матрице» с разных сторон. Сестры Вачовски показывают, что любовь часто похожа на безумие, но при этом идеализируют ее, потому что она способна побуждать людей делать невероятные вещи и чувствовать себя счастливее.

править код]

Ненависть Смита — такая же человеческая эмоция, как и любовь Пифии. Стремление Архитектора к совершенству — такое же «хобби», как интерес к власти Меровингена. Противоположность миру матрицы — мира контроля и культурных «симулякров» мы живем в матрице — это свобода выбора. Именно этой идеей трилогия отличается от большинства произведений массовой культуры с «избранными» персонажами, которые обычно спасают всех, покорно выполняя свою заданную заранее миссию.

По сюжету, для выживания машинам был нужен солнечный свет — поэтому люди закрыли небо облаками, чтобы уничтожить их, лишив источника питания. Когда же их план не удался, выжившие машины поместили людей в инкубаторы и стали использовать их в качестве батареек. мы живем в матрице То есть можно предположить, что предшественник программ матрицы — искусственный интеллект — был создан людьми прошлого по своему образу и подобию. Поэтому раса машин, порожденная этим искусственным интеллектом, оказалась такой же разумной и живой, как и люди.

  • Каков шанс, что наша Вселенная представляет собой результат компьютерной симуляции?
  • В случае экспоненциального роста симуляция даже нескольких сотен электронов потребует наличия компьютера, который состоит из большего числа атомов, чем содержит Вселенная.
  • Эта идея давно обсуждается учёными и специалистами, и они расходятся во мнениях.
  • Учитывая количество атомов во Вселенной создание такого компьютера станет непостижимой и крайне невероятной задачей, пишут авторы.
  • Учёные говорят, что по мере увеличения размера симуляции объём необходимых вычислений будет расти линейно или экспоненциально.

Слепая вера Сайфера чуть не погубила Морфеуса — но слепая вера Морфеуса в каком-то смысле спасла Зион и привела к перемирию между машинами и человечеством. Для них догмы из древних текстов или манифесты лидеров движений действительно могут казаться более настоящими, чем всё, о чем может сказать их собственный опыт. Они — как и люди, подключенные к матрице, — скорее умрут, чем поставят под сомнения свои убеждения. Для многих верующих из нашего обычного мира так же странна мысль о том, что ада нет, как для Нео — мысль о том, что «ложки нет» (и поэтому ее можно согнуть усилием воли). Люди просто принимают тот факт, что, как сказал бы создатель формальной логики Аристотель, «А есть А» — то есть что реальность реальна, а объекты вокруг — такие, какими мы их воспринимаем.

Как построить «Матрицу» в реальной жизни, если очень хочется?

принципов работычеловеческого мозга, а также обширные вычислительные ресурсы, которые сулит развитие квантовой компьютерной техники, неуклонно приближают этот момент. Как сказал диктор в одном из эпизодов телешоу Стивена Хокинга Grand Design, «по всей видимости, игры наподобие Game of Life с несколькими простыми законами способны воспроизводить достаточно сложные вещи, возможно, даже интеллект. Это может потребовать решетки https://traders-union.ru/forexforum/ в мириады квадратиков, но в этом не будет ничего удивительного. Эта простенькая поделка, разработанная английским математиком еще в далеком 1970 году, относится к категории так называемых моделирующих игр — игр, которые в той или иной степени имитируют процессы, происходящие в реальной жизни. Но, как показывает практика, в действительности создать что-то очень сложное из относительно простого набора правил вполне реально.

Машины ограничивали людей ровно настолько, насколько было необходимо, чтобы люди стали безопасными для самих машин — а некоторые программы вроде Пифии и вовсе перешли на сторону людей. Вероятнее всего, дело в простой сентиментальности, в нежелании https://investforum.ru/forum/besedka/mi-jivem-v-matrice-t2025.html уничтожать своих создателей. Вместо этого они снова и снова перезапускали матрицу и снова и снова пытались сохранить человеческий вид. Более того, первую матрицу они пытались сделать идеальной, создав для людей наиболее комфортные условия.

Чтобы вообразить себе размеры ячейки, представьте точку размером 0,1 мм, находящуюся от вас на расстоянии видимой Вселенной (около 92 миллиона световых лет). Как мы знаем, в видеоиграх каждый цикл обработки является одним «тиком».

Идея виртуальной реальности молода, но простое перечисление книг, фильмов и компьютерных игр о ней займёт не одну страницу. При этом в основе большинства из них так или иначе лежит страх перед технологиями. Научно обоснованную гипотезу смоделированной природы нашего мира выдвинули не писатели-фантасты. Самое известное обоснование этого высказал профессор Оксфорда Ник Бостром в своей работе «Доказательство симуляции».

Человеческую психику невозможно полностью подчинить правилам какой-либо игры. Именно игнорирование человеческого фактора приводило к восстаниям и революциям в нашей реальной истории.

Но обязательно ли быть «разумным» в общепринятом понятии этого слова, чтобы быть человеком? Если да, то можем ли мы считать людьми младенцев и людей с тяжелой интеллектуальной инвалидностью? Для меня очевидно, что можем, но, увы, это очевидно не для всех. Эти вопросы важны не только из-за того, что искусственный интеллект может на самом деле быть создан в будущем. Они не менее важны и сейчас, в мире, пережившем несколько геноцидов только за последние сто лет.

мы живем в матрице

Вероятно, неслучайно многие поборники идеи «всеобъемлющей симуляции» признаются, что в юности запоем читали научную фантастику. Не исключено, что выбор чтения предопределил их взрослый интерес к проблематике внеземного разума и теперь побуждает их к тому, чтобы облекать свои размышления в привычные жанру формы. Мыслители задаются подобными вопросами на протяжении многих веков, но каждый выдвинутый ими вариант решения проблемы нашего существования не лишен значимых изъянов. Концепция «мира как симуляции» просто преподносит эту старую философскую загвоздку в современной высокотехнологичной обертке, и, увы, она также таит в себе существенный недостаток. Так что, возможно, вы есть не только ваш мозг, запертый в черепушке, но также иллюзия, порожденная квантовыми законами.